Днепровская военная флотилия в годы Гражданской войны в Гомеле (1919-1921 гг.)

30/11/2008

Днепровская военная флотилия, Пинская военная флотилия

Первые боевые корабли у восточнославянских племен появляются на Днепре, насколько позволяют судить летописные источники и археологические материалы, около VII ст. В 907 г, как свидетельствует ПВЛ, боевой флот князя Олега, построенный, в основном, в верховье Днепра, принимал участие в штурме Константинополя, столицы Восточной Римской империи. Однако еще до появления норманнских «дракаров» и ладьей-«однодревок» древнерусских дружинников, военные корабли вполне могли появиться в низовьях Днепра уже в античную эпоху, в период древнегреческой колонизации Северного Причерноморья. В XVII ст., во время войн Речи Посполитой с Запорожским казачьим войском, на Днепре, в том числе и в его среднем и верхнем течении, активно оперируют казачьи флотилии. Так, речные суда были задействованы на стороне казачьего войска и белорусских крестьян-повстанцев в знаменитой битве под Лоевом в 1649 году.

 

В 1696 г., во время 2-го Азовского похода, на реке Десна формируются российско-украинская Днепровская военная флотилия. По приказу гетмана Мазепы здесь строится 42 больших струга, 46 малых стругов и 45 лодок. Осенью 1737 г в Брянске для Днепровской военной флотилии было развернуто масштабное строительство судов новых типов – плашкоутов, кончебасов, дубель-шлюпок, 4-х пушечных бригантин, галер, прамов, ботов, байдаков. Но после заключения в 1739 г мира между Российской империей и Оттоманской Портой Днепровская флотилия прекратила свое существование. Во время очередной русско-турецкой войны 1787-1791 гг Днепровская военная флотилия снова была восстановлена и приняла участие в ряде сражений, в частности, в бою под Кинбурном, где отличилась галера «Десна», и при штурме Измаила.

В период Первой мировой войны в русском флоте, в т.ч. речном, появляются бронекатера. В феврале 1916 г создается Пинский речной отряд из судов Вислинской речной флотилии, база отряда находилась в Пхове под Мозырем, передовая база – на разъезде Припять. К июню 1916г отряд насчитывает 47 катеров. Впрочем, в по большей части позиционной и маломаневренной войне 1914-1918 гг действия речного военного флота не были особенно актуальными. И только динамичный характер гражданской войны потребовал активного использования военных кораблей на речных коммуникациях. В условиях, когда линия фронта постоянно изменялась, а новые участки боевых действий, связанные с проявлениями повстанчества и партизанской борьбы, открывались в самых неожиданных местах, удерживать контроль над реками – крупными транспортными магистралями и естественными оборонительными рубежами, было чрезвычайно важно. Особое значение водные артерии имели в связи с расстройством железнодорожного транспорта и общей разрухой, а так же частым нарушением сообщения по шоссейным дорогам, на которых легко могли оперировать различные вооруженные формирования.

В Советской Республике с началом гражданской войны был создан ряд морских, речных и озерныз флотилий – Азовская, Донская, Волжско-Каспийская, Северо-Двинская, Онежская, Чудская, Аральская, Амударьинская, Куринская и Сибирская флотилии. Две флотилии – Западно-Двинская и Днепровская, действовали на территории Беларуси. Контроль над рекой Днепр -3-ей по величине реке в Европе, являлся жизненно важным для всех противоборствующих на данном театре военных действий сторон.

Днепровская военная флотилия (ДВФ) была образована 12 марта 1919г по приказу командующего Южным фронтом В.А. Антонова-Овсеенко. Организатором и первым командующим флотилией был Андрей Васильевич Полупанов. Он родился в 1888г, работал на шахтах Донбасса. В 1909г призван на флот, в 1912г за революционную деятельность был заключен в плавучую тюрьму. В 1914г отправлен на фронт, потом — матрос на линкоре «Императрица Мария». После гибели линкора служил на миноносце «Фирдонисия». Отчаянный партизан и любимец моряков. В 1918г Полупанов командовал бронепоездом «Свобода или смерть», исколесившим многие фронта гражданской войны. Окруженный под Симбирском, бронепоезд, во избежание его попадания в руки врага, был сброшен в Волгу. Личный состав Днепровской военной флотилии комплектовался из балтийских и черноморских матросов и частично – из «лихой братвы» с киевского Подола, т.н. «клешников» (первоначально основное формирование флотилии проходило в Киеве). Последний контингент в скором будущем создал немало проблем, но Полупанов неохотно прибегал к репрессивным мерам и предпочитал посылать к провинившимся комиссара для разъяснительной работы.

Собственно же судовой состав флотилии формировался из пароходов, конфискованных у киевских судовладельцев. Так, в частности, у купца Лещинского были экспроприированы буксирные пароходы «Курьер», «Аполлон»( канлодка «Геройский»), «Верный», обладавшие мощными для того времени двигателями в 200-250 лошадиных сил, у Киевского акционерного общества – пароходы «Мукомол», «Мандельштам» ( «Грозящий»), на Варшавской верфи – «Трахомиров», «Доротея» ( «Губительный»). В состав ДВФ включены были так же пароходы «Арнольд», «Самуил», «Шарлота» и др. В конце марта флотилия насчитывала 19 боевых и вспомогательных судов. К боевым относились корабли 2-х типов: канонерские лодки и бронекатера. Канонерские лодки (бронепароходы) представляли из себя, как правило, переоборудованные пароходы, на которые устанавливалось 1-2 орудия калибра 37-152 мм, на носу и на корме, до 6 пулеметов («Максим», «Гочкис» и др.), а так же несложное бронирование из железных листов толщиной до 25 мм или просто защита из досок. Применялась так же, для дополнительного усиления, и песчаная насыпка между металлическими листами или досками, и т.п. Команда насчитывала 40-50 чел. Вооружение таких бронепароходов уступало артиллерийскому оснащению типовых канонерских лодок, даже устаревших образцов. Так, мореходная канонерская лодка «Донец» имела 2 шестидюймовых орудия, одну 122-мм пушку, 3 трехдюймовые пушки, 4-е 47-мм орудия [1, 22].

Бронекатера же частично достались ДВФ от царского флота. Бронекатера были вооружены одной 37-45 мм пушкой и одним пулеметом, или только 1 пулеметом, имели двигатели по 120-130 л/с, развивали скорость против течению 8-9 узлов в час, по течению – 13-15 узлов. Одним из них является бронекатер-разведчик БКА-205, построенный в США в 1916 г фирмой «Муллан и Ко» и поставленный в Россию. Это судно было захвачено немецкими войсками, после чего, очевидно, досталась УНР. В 1919 г бронекатер был включен в ДВФ под названием «Карл Маркс». В 1941г это судно находилось в составе Пинской военной флотилии под командованием лейтенанта С. Сутужко. Бронекатер погиб на р. Березина летом 1941г. Осенью 2007 г членами киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ», белорусского военно-патриотического клуба «Поиск» и московского клуба истории флота, велись работы по подъему частей БКА-205 со дна р. Березина.[2, 4].

Бронекатера и пароход «Шарлота» были включен в 1-ю бригаду, находившуюся под командованием В.П. Кучинского, бывшего председателя судового к-та флагмана Черноморского флота линкора «Георгий Победоносец». Бронепароходы и вспомогательные суда свели в 2-е другие бригады.2-й бригадой командовал К.Г. Грибин, 3-й – В.И. Колодницкий. Командирами судов были А.И. Агеев, П. Титенко,В. Трофимов, М.Н. Новгородский, Ф.Б. Барышников. Впоследствии, в августе 1919г, была сформирована 4-я бригада судов. Были созданы так же и мобильные десантные отряды. Начальником одного из десантных отрядов был М.Г. Степанов, моряк с 1914г, бывший депутат Кронштадтского Совета, впоследствии – командир 1-го дивизиона канонерских лодок.

Отдельной причиной для создания ДВФ послужило интенсивное развитие на Украине и Беларуси антибольшевистского повстанческого движения ( впрочем, антибольшевистким его назвать можно довольно условно, некоторыми партизанскими отрядами командовали даже украинские коммунисты-«боротьбисты»). О контрповсанческом предназначении флотилии прямо говорилось в докладе Комиссии по обследованию ДВФ командующему Морскими силами РСФСР: «Несмотря на то, что советская властьпрочно укрепилась в Киеве и др. крупных центрах края, по Днепру засели довольно значительные банды Струка, Зеленого и Ангела, делая совершенно невозможным пользование его водными путями и не давая проникать Советской власти в глубь Украины.

В виду этого с настоятельной необходимостью самой жизнью подсказывалась мысль об образовании особой военной единицы, которая бы взяла на себя освобождение водных путей Днепровской системы от повстанческих банд и тем самым, исполняя свое прямое боевое назначение, косвенным образом сделала бы возможным открытие навигации в потребном для этого края размере. В силу этих соображений и согласуясь с директивами, полученными из Москвы, возникла Днепровская флотилия» [3, 139].

Таким образом, Днепр в тот период являлся не просто крупной транспортной магистралью, но некоторым образом, еще и важным путем распространения на Украине и Беларуси Советской власти, точнее, государственного коммунизма в его большевистской интерпретации.

Боевым крещением флотилии стали бои с повстанческими формированиями украинского независимого социалиста Зеленого (Д.И. Терпило). Его имя стало нарицательным для всего движения «зеленых», доставившего немало проблем и белым, и красным в годы гражданской войны. Зеленый родился в 1888г в с. Триполье в семье деревенского бедняка, участвовал в революции 1905г, подвергся репрессиям. Мобилизованный в годы Первой мировой войны, дослужился до офицерского звания. Организатор антигетмановского и антипетлюровского восстаний, его дивизия первой ворвалась в отбитый у войск Скоропадского Киев. Зеленый в течении 2-х недель был так же советским комдивом Приднепровской дивизии, но в ответ на установление продовольственной диктатуры он 20 марта 1919г поднял восстание в Триполье. И даже 11 апреля 1919г вновь штурмовал Киев. С имевшихся у Зеленого судов в Киеве, у Печерской пристани, был высажен десант в 400 чел. Первоначально в боях со стороны украинских повстанцев участвовал пароход «Барон Гинзбург». Впоследствии им удалось захватить, в т.ч. и у ДВФ, пароходы «Днепровск», «Санитарный», «Гоголь», «Шарлоту», «Зевс». Пехотный и кавалерийский десант, высадившийся с «Гоголя», был почти полностью уничтожен зеленовцами. Штаб Зеленого был перенесен на «Шарлоту». Кроме того, у Зеленого была целая флотилия из лодок, внезапно атаковавших из плавней и бравших на абордаж проходившие суда. Захватив на Днепре 30 барж с солью и углем, Зеленый раздал это все деревенской бедноте.[4, 42]. После этого армия Зеленого, официально именовавшаяся «Армией независимой Советской Украины», фактически смогла блокировать в этом районе судоходство по Днепру. Но в ходе ожесточенных боев в июне-июле 1919 г в р-не Триполья захваченные пароходы были отбиты назад. 1-2 мая 1919г артиллерийским огнем ДВФ была уничтожена значительная часть сел Триполья и Плюты. 30 мая Триполье было вновь обстреляно пароходом «Тарас Бульба» и буксиром «Курьер». Именно суда ДВФ эвакуировали остатки 1,5-тысячного красного отряда, разбитого Зеленым 3 июля в Триполье («Трипольская трагедия»). Но к концу июля армия Зеленого потерпела поражение, однако продолжала сопротивляться. Решающее значение при этом сыграл десантный отряд ДВФ, высадившийсяы тылу у повстанцев и заставивший их отступить, пойдя на прорыв из окруженного Триполья. Всего ДВФ пришлось участвовать в 6-и походах против Зеленого. Атаман Зеленый был смертельно ранен в бою с деникинцами в декабре 1919г. На Украине ДВФ приняла так же участие в разгроме мятежного командира 6-й Украинской советской стрелковой дивизии Н.А. Григорьева.

На Беларуси судам и десантным отрядам флотилии пришлось вести борьбу и с формированиями атамана И.Т. Струка. Илья Струк, уроженец с. Грыни Чернобыльского уезда, бывший учитель, сам служил на Балтийском флоте, в составе 3-го Гвардейского экипажа и на корабле «Штандарт». В годы 1-й мировой войны стал полным Георгиевским кавалером и получил чин капитана. После революции – в армиях Центральной Рады и УНР, в 1919г создал в Чернобыльском и соседних уездах, в т.ч. и на территории нынешних Мозырского, Наровлянского, Лоевского районов, т.н. «Первую повстанческую армию УНР» [5, 38-42].Части Струка, вместе с отрядами других атаманов, приняли участие в штурме Киева в апреле 1919г, причем именно ему удалось, ворвавшись в Киев, подойти на 300 м к Крещатику. И только чрезвычайным усилием (в решающей контратаке принимали участие и вооруженные члены большевистского правительства, в т.ч. Ворошилов, Пятаков, Бубнов), струковцев удалось отбросить. Формирования Струка отличались неустойчивой идеологической ориентацией (в отличие, например, от армий Зеленого или Н.И. Махно, твердо стоявших за «вольные Советы»), вступали в союз с деникинцами и т.д. Струковцы занимались уничтожением коммунистов и жестокими еврейскими погромами [6, 3].

В мае 1919г суда флотилии во взаимодействии с частями Красной Армии под руководством начальника штаба ДВФ В. Дьяченко нанесли струковцам серьезное поражение в р-не Чернобыля. К этому времени Струк, как бывший моряк прекрасно понимавший важность контроля над водными магистралями, то же не преминул обзавестись собственной флотилией. В ходе этой операции краснофлотцами было захвачено и приведено в Киев 7 пароходов из флотилии Струка.

В конце 1919-начале 1920 гг. в экспедиции против Струка вновь принял участие отряд ДВФ в составе 200 военморов под началом. комиссара флотилии Розенталя и одного из ее первых организаторов Д.А. Мягких. Отряд вышел из Гомеля, на который в это время уже базировалась флотилия. Днепровцами было разгромлено 8 гарнизонов струковцев. Однако многие моряки, сами будучи весьма бунтарски настронными, хорошо понимали, что зачастую браться за оружие белорусских и украинских крестьян заставляла крайне жесткая политика большевистких государственных органов, далеко уже отступивших от первоначальных идеалов Октябрьской революции. Другое дело, что при этом крестьяне-повстанцы иногда попадали под руководство сомнительных политических авантюристов типа Струка или Григорьева. Поэтому в отношении пленных краснофлотцы не проявили в этом случае столь обычной в то время для всех воюющих сторон жестокости. Разбив в р-не Чернобыля группировку струковца Терешко, они отпустили его под честное слово [7, 42].

Впрочем, флотилия действовала успешно не только против повстанцев-крестьян, но и против регулярной белогвардейской армии. В августе-сентябре1919г, когда войска А.И. Деникина совместно с армией Директории УНР заняли Киев, Днепровская флотилия вынуждена была пордняться вверх по Днепру, и войдя в р. Сож, перебазировалась на Гомель. Гомель стал основным местом дислокации ДВФ. Отсюда, из гомельского речного порта, суда флотилии совершали рейды против деникинцев. Так, в конце сентября 1919г канлодки «Геройский», «Гневный», «Грозный» и «Грозящий» оказывали артиллерийскую поддержку наступлению 58-й стрелковой дивизии Красной Армии в устье р. Припять, у д. Печки. 2 сентября 1919г против них из Киева выдвинулся отряд судов Средне-Днепровской флотилии ВСЮР в составе нескольких канонерских лодок, плавбатареи и 2-х вооруженных катеров. Красные канонерки скрытно выдвинулись навстречу идущему в кильватерном строю противнику и с расстояния в 15 кабельтов открыли огонь из всех своих орудий. Попаданием снаряда с «Грозящего» была серьезно повреждена плавбатарея белых, а канлодка «Доброволец», сбитая огнем на мель, была захвачена экипажем «Геройского». Оба же деникинских катера были потоплены. Противнику пришлось повернуть к Киеву и отказаться от высадки десанта, который он намеревался выбросить в тылу 58-й дивизии. Захваченный краснофлотцами «Доброволец» был переименован в «Губительный» и включен в состав ДВФ («Губительный» погиб в бою 27 апреля 1920 г у Чернобыля).

К этому времени в командовании флотилии произошли перемены. 13 сентября 1919г А.В. Полупанова сменил П.И. Смирнов, до этого командовавший Волжской военной флотилией ( в 1937г П. Смирнов – командующий Черноморским флотом, в 1937-1939гг, до своего ареста -1-й заместитель наркома ВМФ). По некоторым данным, за этой перестановкой стоял Председатель РВС Республики Л.Д. Троцкий, не любивший харизматических полевых командиров и партизанство как таковое. Так и Полупанова Троцкий, сторонник активного привлечения бывших офицеров-«военспецов», снял яко бы за отсутствие военных знаний. .По воспоминаниям начальника политотдела флотилии Т.И. Рильского, старый командующий флотилией на прощание сказал: « -Полупанов отдает концы, но полупановцы остаются… На это Смирнов ответил со свойственным ему задором:
-Не беспокойся за полупановцев, они уйдут вслед за тобой!»

В официальном же приказе по флотилии № 183 от 13 сентября 1919г А. Полупанов писал следующее: «Дорогие товарищи, красные моряки Днепровской военной флотилии! В трудную пору не только для нашей славной флотилии, но идля дорогой нам всем Советской власти выпало мне проститься с вами… От Екатеринослава до Гомеля и Пинска честно и славно не раз доказали вы вашу преданность революции…» [3? 170].

Тем не менее, П. Смирнов, интеллигент с дореволюционным партийным стажем, приняв командование, столкнулся с определенными трудностями. Вот что он сам докладывал об этом: «Личный состав продолжает быть разнородным, партизански настроенным. Политическая работа велась слабо. Процент коммунистов был незначителен [ В 1919г на 2300 военморов-днепровцев – всего 63 коммуниста и 40 сочувствующих. –Ю.Г.]. Флотилия жила махновскими идеями и было много таких, которые, побывав у Махно, и попав во флотилию, не прочь были попасть к нему снова. Снабжение продолжало ползти по всем швам. Бесформенность организации и отсутствие знаний и политической жизни у руководителей флотилии способствовало укреплению партизанщины. Это не могло не служить основанием развитию того недоверия к флотилии, которое создалось у штарма XII и тем взглядам на нее, как на вооруженную силу…» [7, 17].

В это время флотилия находилась в подчинении у командования 12-й армии. Смирнов, которого некоторые во флотилии недолюбливали за «заносчивость» и любовь, вслед за Троцким, к «военспецам», выполнил свое обещание и относительно «ухода» полупановцев. Во флотилии была произведена чистка. 65% матросов было списано, но и зимой 1919/1920 гг, которую значительная часть флотилии провела в Гомеле, командование Гомельского укрепрайона по-прежнему было настроено по отношению к морякам насторожено. По свидетельству бывшего военмора И.Г. Васильева, «среди руководства Укрепрайона «о флотилии думали плохо и даже видели в ней анархистскую организацию, чем пугали своих противников…» [8, 1]. Что касается военспецов, то во флотилии честно служило немало и бывших кадровых морских офицеров. В частности, отрядным штурманом ДВФ был К.К. Алексеев, минным дивизионом командовал А.И. Розен. Впрочем, учитывая пропасть, существовавшую ранее между элитарными морскими офицерами и матросами, отношение к военспецам было не простое. Тем более, что некоторые из работников штаба флотилии, такие, как Сташкевич и Киперман, перебежали на сторону противника. Зимой 1919/1920гг, с помощью гомельских рабочих, ряд кораблей флотилии, в частности, штабное судно «Лев Троцкий», были модернизированы. Канонерские лодки «Могучий», «Малый», «Меткий», были перевооружены новыми пушками, в т.ч. и 130-мм орудиями. Правда, в Гомеле, у Шоссейного моста, в начале апреля 1920г погиб посыльный пароход «Марат».

Тем не менее, повод для беспокойства гомельским военным властям бесшабашная матросская вольница действительно давала. Иногда случались просто курьезы: «В один из теплых вечеров лета 1919г, матросы Сожской флотилии заходят в Александрийский военный госпиталь и организуют в нем танцы (клуба и «красного уголка» в госпитале тогда не было). Дежурный персонал растерялся, воздействовать на своих сотрудниц-танцорщиц не смог.

Когда я с комиссаром эвакпункта Е.М. Спельман прибыл на место этого происшествия, танцоры погасили электрический свет. Раздались окрики: «Выбросить их в Сож, через окна». Однако уговаривать пришлось недолго. Матросы покинули госпиталь. Сегодня это чудовищно (!), но это было так» — вспоминал впоследствии, очевидно, уже размерные годы «застоя», очевидец тех событий Т.А. Сорвиловский, в то время – член Правления Гомельского губотдела профсоюза медработников [9, 9].

Впрочем, не только проявления девиантного стиля поведения и следования традиционнму, неписанному «морскому кодексу», лежали в основе матросской фронды. Были и причины более серьезные. В предшествующие десятилетия так же была заложена и еще одна флотская традиция – особая революционность матросов. Кстати, и в ДВФ служили моряки, принимавшие участие еще в революции 1905-1907 гг. В частности, во флотилии служил М.В. Седнев, матрос с крейсера «Аскольд», участник революционных выступлений во Владивостоке в 1907г, отбывавший за это каторжный приговор. Так же, повышенный радикализм матросов можно объяснить и тем, что они, представляя различные социальные группы, в т.ч. и высококвалифицированных рабочих, а так же в силу своей профессиональной мобильности, обладали весьма высоким общим уровнем развития и информированности и широким мировоззрением. Это и делало их весьма нонконформистской группой. Проявления «комиссародержавия», произвол ЧК, продразверстка, милитаризация труда и мн.др. вызывало серьезные протесты в различных слоях общества. Многие краснофлотцы так же считали, что революция сбилась с верного пути. И пытались ее исправить по своему разумению. Так, в один из дней пребывания флотилии в Гомеле 3-е вонморов буквально разогнали отряд милиционеров и «чоновцев», проводивших облаву на гомельском рынке. При попытке адъютанта военного коменданта Гомеля задержать их, днепровцы, проигнорировав его угрозу оружием, спокойно удалились.. Впоследствии, при разбирательстве этого дела, командование флотилии убедило военные власти Гомеля не арестовывать провинившихся, обещая провести с ними «разъяснительную работу». Подобных эпизодов было немало.

К сожалению, имели место эксцессы и другого рода. Матросы ДВФ зачастую не получали от советских органов ни продовольствия, ни обмундирования, и вынуждены были заниматься снабжением на свой страх и риск, что ни могло не вызывать многочисленных нареканий. Дисциплина среди некоторых подразделений флотилии же оставляла желать лучшего. Особо процветала т.н. «партизанщина» в десантном отреде Прокофьева. Командиру особой роты А. Петров и комиссару роты Т.Н. Стасюку (впоследствии -комиссару канлодки «Молодецкий»), оставившему воспоминания об этом эпизоде, в декабре 1919г пришлось в течение недели собирать свою роту для выступления на фронт. Десантники «гуляли по частным квартирам и вспоминала «старые дни», когда были под началом Полупанова». В ходе выдвижения на фронт, после пребывания в Калинковичах, Мозыре и д. Прудки, имели место многочисленные эксцессы в отношении местного населения. Некоторые краснофлотцы были арестованы, некоторые, избегая ареста, дезертировали, но потом добровольно вернулись обратно [7; 42, 99-104].

Тем не менее, в бою матросы всегда представляли очень грозную силу. Стоило той же особой роте ДВФ в декабре 1919г все же появиться на фронте под Калинковичами, как в рядах противника началась легкая паника. Лихой штыковой атакой матросы-десантники у д. Копковичи взломали сильную оборону польских частей, имевших здесь бетонные доты. В марте 1920 г на фронт так же отбыл пеший отряд И. Зеленцова. Особую доблесть и героизм проявили краснофлотцы в боях с польской армией летом 1920г. 6 мая 1920г, в связи с приближением «белополяков» к Киеву, флотилия была разделена на 3 отряда: Березинский и Сожский с базой в Гомеле и Южный, базировавшийся на Екатеринослав. Суда флотилии не раз осуществляли смелые операции. Так, бронекатер № 2. (БК-2) и катер «Шевченко» получили задание разведать и уничтожить переправу польской армии на р.Припять. Поднявшись до Турова вверх по Припяти, катера произвели поиск и обнаружили переправу, которая и и была ими разрушена. При отходе отряда поляки предприняли попытку отрезать его у Давыд-Городка на р.Горынь, но катера прорвались с боем. Командовал бронекатером № 2 военмор Л. Кабиков [10, 48].

Особую известность получила операция ДВФ, осуществленная у г. Лоева, т.н. «Лоевский прорыв». В июне 1920 г перед флотилией была поставлена задача оказания поддержки Красной Армии в ходе ее наступления на Киев, занятый польскими войсками. Северная группа должна была обеспечит переправу через Днепр и поддержать огнем 12-ю армию. Но войти в Днепр из Сожа можно было, только миновав мощный укрепрайон врага у Лоева. Противник здесь имел 14 орудий калибром до 200 мм, кроме того, фарватер был частично блокирован фрагментами взорванного моста. При подготовке операции была задействована аэрофотосъемка и группы разведчиков-добровольцев, скрытно произведших необходимые замеры. Выяснилось, что при прохождении в р-не моста максимально допустимый зазор между опорами и бортами судна может быть не более1-2 метров. Ночью 2 июня отряд из 5 канлодок (в т.ч. «Малый», «Мстительный», «Геройский», «Меткий») , 2 тральщиков и 2 посыльных судов начал прорыв от д. Карповка. Командовали судами Эрман Гайлит (канлодка «Малый, комиссар лодки — Садников), Стоянов, Соловьев, и др., общее руководство операцией осуществлял командир 1-го дивизиона канлодок М.Г. Степанов. Идя вниз по течению, отряд скрытно миновал пристрелянный участок и вышел к мосту, где одна из канонерских лодок все же столкнулась с опорой моста, закрыв тем самым проход. В скором времени польские артиллеристы открыли огонь, сначала в слепую, а потом прицельный. Отряд оказался в крайне опасном положении, но ответным огнем смог снизить интенсивность вражеского артобстрела. Вскоре, после освобождения фарватера, суда возобновили движение, стараясь держаться ближе к занятому противником берегу, затрудняя этим ему стрельбу. Потеряв канонерскую лодку «Меткий», наскочившую на ледорез моста (команда благополучно высадилась на берег), и еще одну, севшую на мель выше Лоева, отряд благополучно завершил дерзкий прорыв. Затем он выставил минные заграждения в устье Припяти и обеспечил переправу частей 12-й армии через Днепр в р-не д. Печки [8; 20,31; 11; 112-113]. При этом краснофлотцы отбивали артогнем контратаки польских частей в р-не высадки красных войск, вели бой с польской речной флотилией и авиацией. Так же днепровцы обеспечивали переправу и высадкой своих десантных отрядов. Надо отметить, что предшествовавшие попытки частей 12-й армии, с 28 мая пытавшейся своими силами форсировать Днепр, не увенчались успехом. По завершению форсирования днепровцы перебросили по реке стрелковую бригаду на Сваромье и Вышгород, а 9 июня участвовали в бою за переправу на р.Ирпень. В ходе этих боев особо проявили себя экипажи канонерских лодок «Малый», «Мстительный», «Геройский» и тральщика «Трал» Северного отряда ДВФ. Орденами Боевого Красного Знамени ВЦИК наградил командира «Малого» Э. Гайлита, моряков с этой канлодки Ф. Кротова, И. Зайцеа, П. Троца, Е. Белова, С. Савченко, И. Галашко. С канлодки «Геройский» орденами были награждены — комиссар лодки Платбаргд, П. Гаврилов, Н. Озернов, Ф. Андрюшенко, моряки с других кораблей — комиссар Кульберг, артиллерист Г. Мухин, Афанасьев, Клевцов, Пашкин, Захаров, Потемкин. Канонерские лодки «Геройский», «Мстительный», «Малый» были награждены Почетным Революционным Красным Знаменем.

Успешно действовала в р-не Триполья и Южная группа ДВФ. 11 июня Киев был взят. Одним и из первых в город вошли военные моряки-днепровцы.

Среди военных моряков, как и среди многих красноармейцев, буденовцев, котовцев и т.д., как и среди трудового крестьянства и рабочих, были широко распространены ожидания того, что после окончания гражданской войны, когда минует угроза реставрации, правящая партия коммунистов-большевиков все же пойдет на отмену продразверстки, восстановление свободы выборов и полновластия Советов, легализацию социалистических партий и организаций и т.д. Пока же шла борьба с силами социальной реакции, необходимо было сохранять, во что бы то ни стало, единый революционный фронт. По мере того, как гражданская война близилась к победному завершению, брожение в Красной армии и флоте, среди крестьян и рабочих по поводу перегибов коммунистической власти, усиливалось.

8 декабря 1920г., выступая на заседании Гомельского губкома РКП(б), его секретарь сообщил об усилившейся в губернии агитации критиков большевизма «слева». Один из участников заседания, Романовский, возмущался, упрекая Губчека в том, что Губком сообщает раньше ЧК о нахождении анархистов.

В отношении неспокойных матросов-днепровцев решено было сыграть на опережение. Приказом РВС от 22 декабря 1920г ДВФ расформировывалась (по другим данным – только сокращалась до 1 канлодки, 5 сторожевых судов и 5 катеров). В любом случае, в Гомеле в начале весны 1921г продолжал находиться ряд военных судов вместе с экипажами. Сосредоточено в этот период здесь было большое количество и других воинских частей…

В марте в Гомель из Киева на гоночной машине крайне спешно выезжают начальник Особого отдела ДВФ Г.Хоменок и член Особого отдела и Следственной комиссии Т. Стасюк, получившие сведения о существовании среди военморов флотилии и красноармейцев гомельского гарнизона подпольной организации, яко бы готовившей вооруженное выступление. В последующих отчетах гомельских чекистов эта организация получила название «Черная маска». Все дело в том, что страшное напряжение у большевиков вызвало в этот момент вспыхнувшее в марте 1921г восстание балтийских моряков в Кронштадтt. Балтийские матросы, как и в Октябре 1917г, выдвинули лозунг «Вся власть Советам!». 28 апреля Гомельской Губчека были произведены массовые аресты среди краснофлотцев и «видных лиц местного гарнизона» [12, 4]. В марте-апреле 1921г ДВФ была окончательно расформирована, к концу ноября этого же года большинство ее судов было передано в народное хозяйство.

Успешный опыт боевых действий ДВФ в годы гражданской войны во многом послужил основанием для возрождения флотилии в начале 1930-х гг.  1940г на базе ДВФ была образована также Пинская военная флотилия. 14 сентября 1943г Днепровская флотилия была вновь восстановлена. В годы Великой Отечественной войны флотилия приняла участие в ряде стратегических наступательных операций Красной Армии. В ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» 1-я бригада ДВФ поднялась за линию фронта, нарушила переправу нацистской армии у Паричей, подошла к Бобруйску и организовала переправу через Березину частей 48-й армии генерала Романенко, что сыграло решающую роль в освобождении города 29 июля 1943г. С боями Днепровская военная флотилия дошла до Берлина.

Список источников и литературы:

1) Старков. Подъем канонерской лодки «Донец»// Флотомастер. № 1. 2006
2) Алешкевич А. Шли первые дни войны…// Белорусская военная газета. 22 ноября 2007
3) Полупанов А.В. Свобода или смерть. Донецк. 1966
4) Савченко В. Атаманы казачьего войска. М., 2006
5) Коваль Роман. Повернення оттоман!в гайдамацького краю. Ки!в. 2001
6) Путь Советов. 1921. № 50
7) Фонды ГИКУ «Гомельский дворцово-парковый ансамбль». Ф.5, Д. 21
8) Там же, Д. 66
9) Там же, Д. 99
10) Чериков И. Бронекатер революции // Моделист-конструктор. 1984, № 4
11) Боевой путь советского Воено-Морского Флота. М., 1988
12) Государственный архив Гомельской области. Ф. 1587, Оп. 1, Д. 27.