«Мы за тех, кто сейчас в жуткой темени вод…» О моем сослуживце по атомной подводной лодке К-27.

Выражаю глубокую признательность своему сослуживцу по апл К-27 Геннадию Шидловского,который помог найти еще одного нашего ветерана-подводника капитана 1- го ранга Анатолия Михайловича Ковалёва,ныне проживающего в Белоруссии ,в г.Витебске. Никакими сведениями по нему до настоящего времени,т.е.45 лет не располагал.  Думаю в ближайшее время я с ним свяжусь и об этом расскажу более подробнее .А сегодня размещаю статью с  белорусской газеты "Витьбичи" ,которая рассказывает о моем сослуживце . 
Вячеслав Мазуренко 

Нет на территории Беларуси морских глубин, но тысячи ее сыновей прошли школу на боевых подлодках Военно-Морских Сил СССР, многие и сейчас служат на субмаринах Российского флота. Среди тех, кто находится сегодня в запасе или в отставке, бывший командир экипажа атомной подводной лодки капитан 1-го ранга Анатолий Ковалев, который с 1987 года живет в Витебске.
 Детство будущего подводника прошло недалеко от воды — в поселке Езерище Городокского района, которое славно своим озером. Воспитывала его одна мама Валентина Григорьевна — лаборантка молокозавода. 
Помогали ей, чем могли, сестра и брат: присылали из Ленинграда одежду для мальчишки. Однажды среди переданных вещей оказались брюки-клеш, бушлат и тельняшка. Радости парня не было предела! Приодевшись, он сразу почувствовал себя моряком. А как завидовали ему одноклассники! Может, эта форма и стала первой ступенькой к исполнению мечты о море… Когда пришла пора идти в армию, в военкомате, увидев парня в морском «обмундировании», предложили призывнику поступить в Высшее морское училище подводного плавания в Риге. Анатолий согласился без раздумий. Было это в 1955-м году. Готовили из него судоводителя-штурмана подводного плавания. Вся учеба проходила на подлодке С-13, которой во время Великой Отечественной войны командовал знаменитый Александр Маринеско. На счету этой субмарины четыре потопленных транспорта фашистов, в том числе лайнер «Вильгельм Густлофф», за что Маринеско стал личным врагом №1 Гитлера. Анатолий Михайлович рассказывает, что струхнул немного, когда попал внутрь лодки. Со временем страх прошел, учился с огромным интересом. До сих пор помнит практику на паруснике «Седов». Бриг с юными курсантами от Риги, минуя берега Великобритании и других государств, дошел до экватора. Морская романтика навечно приковала парня к морю. Училище закончил с неплохими результатами, и ему было предоставлено право выбора места службы. Попросился на Северный флот. Был командирован на базу Гремиха младшим штурманом, потом штурманом дизельной подлодки С-273. В это время уже шло строительство атомных субмарин, и для них на С-273 испытывалось различное оборудование. Анатолий Михайлович вспоминает, как ходили на 90 километров в районе Новой Земли под паковым льдом, чтобы испытать «Эхоледомер ЭЛ-2»; как отрабатывали выход с «затонувшей» подлодки в колокол спасательного судна в губе Чупа в Белом море; как по программе «Шуга» бурили из глубины лед толщиной 2 метра в Таллиннском заливе, чтобы потом по цилиндрической шахте поднялись наверх разведчики. В 1965 году перевели его на опытовую (такой термин существует на флоте) атомную подлодку К-27 капитаном 3-го ранга. Он сам рвался сюда, так как служба на атомной субмарине была престижной и перспективной. Май 1968-го Анатолий Михайлович не забудет никогда. Шла модернизация реактора. Когда выдвинулись на испытания, произошла ядерно-радиационная авария с повышением до опасных для жизни значений уровня радиации. Снизить его было нельзя. Остановили реактор левого борта и возвратились на базу. Подводников мучили тошнота, головные боли, рвота. Налицо были проявления лучевой болезни. Впоследствии диагноз подтвердился. Всех направили на излечение в Ленинград-ский военно-морской госпиталь. 9 человек спасти не удалось. Анатолию Михайловичу повезло: проведя три месяца на госпитальной койке и месяц в санатории, он встал на ноги. С флота не ушел. Окончив специальные классы ВМФ, был назначен на новые подлодки как специалист, имеющий опыт службы на субмаринах с жидкометаллическими теплоносителями. За участие в выполнении важных государственных заданий он награжден медалью «За боевые заслуги». Выжившие его товарищи по несчастью, которые сейчас живут в России, за испытания на К-27 были удостоены ордена Мужества. Про белоруса забыли. Кстати, из-за невозможности восстановления и опасности ядерного заражения подлодка К-27 была затоплена в Карском море. Вернувшись на гражданку, бывший подводник многие годы работал на «Вистане». С женой Ритой Павловной вырастили сына, который пошел по стопам отца, точь-в-точь повторив его судьбу: от учебы до службы на атомных субмаринах. Он также капитан 1-го ранга, уже в отставке. Награжден орденом Мужества и медалью «За боевые заслуги». Внуки морскую династию прервали: старший — признанный в Санкт-Петербурге программист, младший будет экономистом. Анатолий Михайлович возглавляет секцию военных моряков в Союзе офицеров. Кстати, на Витебщине живут сотни матросов и старшин срочной службы, а также 80 офицеров и мичманов подводного флота, 30 из них — в областном центре. Не теряет связи бывший подводник с коллегами по службе. В конце мая был в Санкт-Петербурге на встрече с членами экипажа субмарины К-27. Моряки вспоминали строки офицера Сергея Саарова: Мы за тех, кто сейчас в жуткой темени вод, За надежных ребят выпьем горькую водку, Тост за тех, кто сейчас свою службу несет, В герметичных отсеках усталой подлодки!

Татьяна КУЗЬМИЧ. Фото автора.