Вахта на “Хиросиме”

Лепель. Лепельский край. Районная газета

20.11.2012

В этот день старшему мичману Ивану Ивановичу подполковник Василий Шапка, военный комиссар районного военного комиссариата, вручил памятную медаль Союза моряков-подводников ВМФ в честь 45-летия подводного экипажа К-19, погибшего в аварии 4 июля 1961 года. Эту юбилейную медаль прислали из России, и для Ивана Ивановича она уже десятая. Среди его наград — медали трех степеней за безупречную

службу, и даже медаль, сделанная из металла первой атомной подводной лодки с барельефом Кольского полуострова и гербом Полярного — города, где он жил долгое время.
Еще в детстве Иван Иванович, уроженец деревни Григоровичи, хотел стать военным. Окончив восьмилетку, поступил в Минское ГПТУ №9 металлистов на токаря. До призыва в армию работал на МАЗе. Военная же служба началась в 1979 году с учебного отряда подводного плавания в Кронштадте.
Минет двадцать три с половиной года — и Иван Иванович в звании старшего мичмана вернется с Северного флота «на гражданку». А пока и предположить не мог, что распределят его на ту самую, известную серьезными авариями, атомную подводную лодку К-19, прозванную в народе «Хиросимой». 4 июля 1961 года на этой субмарине произошла авария кормового реактора, грозившая третьей мировой войной. От ядерной катастрофы тогда спас экипаж К-19, только стоило это жизни восьми морякам, остальные получили высокие дозы облучения. В пожаре 1972 года погибло 28 человек, а 9 выживших из десятого отсека пробыли в холоде более двадцати дней до того, как лодку отбуксировали на базу. Скудные запасы воды, капуста, сухие макароны — за это время они похудели килограммов на двадцать. От ангин полоскали горло солью…
Все эти подробности Иван Иванович узнал со слов очевидцев: первый экипаж К-19 приезжал на подводную лодку в 1991 году. А когда он начинал служить, детали не афишировались, давали только сухую короткую информацию. Да и сам старался не думать о плохом. И когда в конце срочной службы командир спросил, хочет ли он остаться, не задумываясь, согласился. Его не пугало, что череда аварий на этой подлодке повторялась с последовательной закономерностью — раз в десять лет.
«Три раза горели и два тонули», — вспоминает годы боевой службы Иван Иванович, в обязанности которого входило управление реактором К-19. В 1982 году при зарядке аккумуляторной батареи произошло задымление. Старшина реакторного отсека Иван Бусов вывел личный состав и сам провентилировал помещение.
Однажды во время одной из отработок первичных мероприятий по борьбе за живучесть заклинило руль. Подводная лодка провалилась с глубины 60 метров на 200. И вообще могла пойти на дно — не успей рулевой выдернуть перекосившийся сальник…
Внештатных ситуаций было немало, но Иван Иванович и сейчас бы согласился вернуться на службу. «Там шла размеренная жизнь, свой учебный процесс: и строевые, и политзанятия. И неважно, первый ты день служишь или последний», — говорит он.
Что спасало 120 человек команды во время 60 суток автономного плавания? Шутки и песни — без них не обходились. Зато то, что моряки — народ суеверный, Иван Иванович опровергает: «Не верили мы в приметы». Были только традиции. При принятии в подводники свои пол-литра морской воды с сорокаметровой глубины выпил и Иван Иванович.
Когда Иван Бусов впервые вышел в море, как раз был период штормов, нелегко было новичку привыкнуть к ним. А когда погрузились, пришло успокоение. «А что особенного? Такая же обстановка будет, если в комнате шторы задернуть плотнее и пылесос, к примеру, включить», — улыбается мой собеседник.
Короткие дежурства были менее спокойными: все команды выполнялись по тревоге. «Не проспать на службу», — шутит о сложностях своей работы старший мичман. А еще признается, что небольшая обида была, когда коллеги надводных судов привозили дефицитные вещи из заграницы. Их дежурство начиналось со своего берега, им и заканчивалось.
Вспоминает Иван Иванович и другую обиду — на своего командира, с которым прослужил девять лет. Узурпатор на берегу и идеальный руководитель в море — так характеризует он этого человека. Был 1987 год, оставалось мало времени до автономного плавания, а беременную жену Тамару нужно было отвезти в Беларусь. Иван Бусов попросил отпуск на десять дней, а командир дал только девять. «Какую роль может сыграть один день?», — с досадой тогда думалось мужчине. Вернувшись на девятый день, увидел, что подлодка перешла в другую базу. Ехал вдогонку… «Надо было дать и восемь дней, этот командир будто предвидел ситуацию. Обижались на него часто, но за его службу никто не погиб», — добавляет моряк-подводник.
На берегу Ивана Ивановича всегда ждала семья. С женой Тамарой он познакомился на свадьбе соседа. Прошло 19 дней с того торжества, и они уже сыграли свою свадьбу. Общежития, коммуналка, хрущевка — нелегкий быт не испугал Тамару, уехавшую с супругом в Полярный. Когда был в автономном плавании, родилась дочь Люда, да и старшую — Ольгу — он увидел первый раз в ее полгода. Зато внук Владислав теперь постоянно с дедушкой. «Под черной пилоткой стальные глаза…», — затягивает любимые военные песни дедушки четырехлетний мальчик. Хотел ли бы подводник К-19, чтобы внук пошел по его стопам? Не задумываясь, отвечает: «Конечно, мужчина — это воин, и он должен защищать».
На той легендарной К-19 наш земляк прослужил 17 лет, остальное время — на К-192. Документальные фильмы, книги, газетные вырезки — у этого человека своя коллекция о подводных лодках. Что-то находит сам, а что-то и друзья-подводники дарят. К примеру, «Записки Николая Затеева» — воспоминания первого командира этой подлодки — вместе с военно-морским флагом прислал ему капитан первого ранга Олег Адамов, последний командир К-19.
Субмарину, про которую американцы сняли фильм «К-19. Оставляющая вдов», уже порезали «на иголки». В 2004 году на пенсию вышел и Иван Бусов, с семьей вернулся в Лепель. Сейчас он мог бы и не работать, но бездельничать не привык. «А что дома делать-то?» — пожимает плечами… На рыбалку терпения не хватает, зато, как сын хорошего плотника, любит мастерить, купил деревообратывающий станок.
В своей судьбе Иван Иванович ничего бы не менял — разве что по мелочам. “Кто знает, что было бы, не продолжи я службу? — рассуждает он о жизненном выборе. — Не встретил бы свою жену, не было бы прекрасных дочерей, товарищей…”
Екатерина ОСОВСКАЯ.
На снимке: памятную медаль старшему мичману Ивану Бусову (слева) вручил подполковник Василий Шапка.
Фото автора.