В Гоцке увековечили память погибшего мичмана с подлодки К-8

     

Как мы сообщали в прошлом номере «Л-П», 17 мая 2014 года в агрогородке Гоцк Солигорского района почтили и увековечили память земляка, мичмана Павла Степановича Ермаковича. Уроженец деревни Гоцк служил на подводной лодке К-8. Субмарина, которая находилась на боевом дежурстве, была направлена в район Северной Атлантики, чтобы участвовать в крупнейших учениях «Океан», посвященных 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. Но этому не суждено было случиться. Вечером 8 апреля 1970, когда К-8 находилась севернее Азорских островов, при всплытии с глубины 160 метров под перископ для сеанса радиосвязи в рубке возник пожар…

Так как Бискайский залив стал последним пристанищем для многих моряков с подводной лодки К-8, по инициативе Белорусского союза моряков, а также моряков из России и Украины, на родине погибших подводников (родственников которых удавалось найти) было решено захоронить капсулу с водой с того места, где произошла гибель подлодки. Памятное мероприятие, посвященное нашему земляку мичману Павлу Степановичу Ермаковичу, стало двенадцатым из подобных.

Почтить память Павла Степановича, который был награжден посмертно орденом Красной Звезды, приехали моряки из трех стран: Беларуси, России, Украины. В такой торжественный день приехали из России и близкие родственники П.С. Ермаковича – сын, дочь и родной брат Иван Федорович Ермакович.

Чтобы прибыть на гоцкую землю, капсула с водой из Бискайского залива проделала большой путь. Сначала ее доставили в Санкт-Петербург, затем – в Гремиху (пункт базирования Северного морского флота – прим. авт.), откуда подводная лодка К-8 отправилась в свое последнее плавание, затем – снова в Санкт-Петербург. И вот 17 мая 2014 года капсула с водой прибыла в свой окончательный пункт назначения – на родину мичмана с подлодки К-8. Для того, чтобы капсулу предать земле, на местном кладбище был установлен символический памятник. Изначально капсулу должны были предать земле на могиле матери П.С. Ермаковича, но потом было решено сделать символический памятник и установить его около входа на кладбище для того, чтобы каждый пришедший сюда мог подойти к могиле и поклониться трагически погибшему моряку. Капсула с водой из Бискайского залива была предана земле по всем канонам. Перед всеми собравшимися выступили председатель Белорусского союза моряков, а также военный комиссар Солигорского районного военного комиссариата полковник Валерий Заинчковский, моряки из России и Украины. Мероприятие также посетил один из спасшихся с подлодки К-8 – старший матрос Владимир Николаевич Прануза, который сейчас проживает в белорусском городе Речице. Он отметил, что Павел Степанович был на корабле душой команды, его все любили и уважали.

…Под залпы орудий капсула с водой из Бискайского залива была предана родной земле, где родился Павел Степанович. Память мичмана почтили минутой молчания.

После захоронения капсулы торжественные мероприятия продолжились в средней школе агрогородка Гоцк, где была открыта мемориальная доска памяти Павла Ермаковича и состоялся митинг. И вновь были выступления, полные скорби и печали, и вновь в воздухе звучали залпы орудий.

Финалом торжественных мероприятий стал концерт в актовом зале местной школы, где учащиеся и преподаватели в своих песнях, стихотворениях передали всю боль, весь трагизм случившегося с подводной лодкой К-8: о том, что страна потеряла верных Отчизне моряков, что своих сыновей, мужей, отцов не дождались родители, жены, дети. Кроме этого, все собравшиеся увидели фильм памяти Павла Ермаковича.

Отдельной строкой хочется сказать, что на столь памятное мероприятие приехала женщина, которая не понаслышке знает, что значит в мирное время потерять сына, который служил на подводной лодке. Речь идет об одной из матерей погибшего в сентябре 2000 года на подводной лодке «Курск». Мать погибшего подводника Сергея Дудко передала гоцкой школе много памятного материала, из которого учащиеся школы смогут узнать о трагически погибших подводных лодках в мирное время, и именно подлодка К-8 начала эту печальную статистику.

Что случилось с субмариной К-8

Еще до начала торжественных мероприятий брат Павла Степановича Ермаковича – Иван Федорович Ермакович – рассказал газете «Лидер-Пресс», каким он запомнил своего брата.

- Служили мы с братом одновременно, но в разных местах, - рассказывает брат Иван. – В свое время я учился в военном училище в Вильнюсе. После окончания училища перед направлением по месту службы ко мне приехал брат, встретился в штабе с моим начальством и попросил, чтобы меня направили в тот район, где служит он. Так я служил в Заполярье, а он – в Североморске на атомной дизельной лодке. Павел приезжал ко мне в гости, приглашал к себе в Североморск. А потом его перевели в Полярный, куда я тоже приезжал. Потом брата перевели в Гремиху, где базировались атомные подводные лодки. Брат еще в Полярном попросил, чтобы после окончания службы я переехал в город Таганрог, который находится на Азовском море. Он сказал: «Я скоро уйду в отставку. Я очень люблю море, и поэтому хотелось бы жить вместе в Таганроге».

Брат Павла Степановича Иван рассказывает, что Таганрог – промышленный город, и что самое главное, вокруг города - море. Так брат Иван и переехал в Таганрог, а Павел Степанович еще служил на флоте и заезжал к брату в гости. Но в апреле 1970 года случилась беда… В двадцатых числах апреля брата пригласили в Гремиху, где ему и рассказали о трагедии. На встрече также присутствовали оставшиеся в живых моряки. В свои 35-37 лет они были полностью седыми, а из глаз лились слезы. Никогда больше брат Павла Степановича не видел мужских слез – так горько оставшиеся в живых моряки оплакивали своих погибших товарищей, потому что коллектив был сплоченный, как одна семья.

Брат Павла Степановича – Иван – рассказал газете «Лидер-Пресс», что ему поведали очевидцы той трагедии. Напомним нашим читателям, что 70-е годы прошлого века – это время холодной войны между СССР и США.

- По полгода советские моряки-подводники дежурили у берегов Америки. В свою очередь, их лодки дежурили возле наших берегов. Когда К-8 возвращалась назад после боевого дежурства, на «хвост» ей сели американские лодки, - рассказывает Иван. – Наша субмарина зашла в Бискайский залив и погрузилась на максимальную глубину. Через положенное время лодка пошла на всплытие. В это время и произошла авария – в седьмом отсеке случилась дегенерация газа. Загорелась проводка, начал гореть и газ…

Видя, что пламя вот-вот ворвется на пост главной энергетической установки, офицеры наглухо задраили двери, зная, что выхода не будет. Погибая, офицеры успели заглушить ядерные реакторы. Ценой своих жизней моряки сделали главное – предотвратили возможность теплового взрыва. В это время в восьмом отсеке находилась дежурная смена. В этом же отсеке врач делал операцию одному моряку – удалял аппендикс. На тушение пожара в седьмом отсеке было отправлено большое количество моряков. Им отдали все противогазы, воздуха в которых хватало на полтора-два часа. А в восьмом отсеке осталось только два противогаза – Павлу Ермаковичу и врачу. В соседнем шестом отсеке люди от температуры тлели, а в восьмой отсек газ тоже стал просачиваться, и люди стали задыхаться. Павлу Ермаковичу противогаз был оставлен для того, чтобы он попытался открыть люк, но его настолько сильно придавило воздухом, что это невозможно было сделать. В то же время противогаз уже не помогал. Врач ценой собственной жизни свой противогаз отдал больному, которому делал операцию, тот моряк остался жить.

В третьем отсеке в районе командного состава тоже начался пожар, который быстро ликвидировали. В результате случившейся аварии не было никакой электросвязи – погорели все провода, освещения никакого не было. Представьте себе этот кошмар: в темноте, под водой, люди не понимали, где они находятся и что с ними происходит.

Когда лодка за счет инерции всплыла на поверхность, она опять нырнула в воду – и так до тех пор, пока не восстановила баланс. Когда с третьего отсека моряки выбрались наружу, они с ломиками побежали к восьмому отсеку, чтобы тоже открыть люк. После долгих усилий люк наконец-то поддался, и с отсека достали оставшихся в живых людей – моряка, которому сделали операцию, и Павла Ермаковича, уже без сознания. Но его смогли откачать.

Спустя некоторое время подлодку К-8 обнаружило болгарское судно «Авиор», и часть экипажа была спасена. Павлу Ермаковичу тоже предлагали перейти на болгарское судно, но он ответил, что на этой подлодке прослужил около 10 лет, и никто лучше его не знает субмарину. И он остался на лодке.

Ночью к месту аварии подошли еще несколько кораблей, но их попытки взять на буксир подводную лодку не увенчались успехом. Положение еще больше осложнялось тем, что носовые отсеки загазовывались, а в кормовые поступала вода. Но командир лодки капитан 2 ранга Бессонов и еще несколько оставшихся на судне моряков продолжали борьбу за выживание. Кроме этого, на море разыгрался шторм.

Как рассказал Иван Ермакович, где-то в районе часа ночи 12 апреля произошел взрыв. Когда включили прожектора, то лодки уже не было, а в волнах качалось три человека – капитан, старпом и наш земляк, Павел Ермакович, которого пытались выловить, но безуспешно… В результате трагедии на подводной лодке К-8 погибло 52 человека.

Память о героях чтят до сих пор. Так, именами командира «К-8» В. Б. Бессонова и корабельного врача А. М. Соловья, отдавшего свой дыхательный аппарат прооперированному им незадолго до пожара старшине Юрию Ильченко, названы улицы поселка Гремиха. Имя В. Б. Бессонова присвоено средней школе № 1 г. Льгова Курской области.

…Лейтмотивом памятного мероприятия в агрогородке Гоцк Солигорского района звучало то, что благодаря мужеству и стойкости моряков с подводной лодки К-8 мы живем в мирное время. Низкий поклон вам, моряки.

На фото: на местном кладбище был установлен символический памятник уроженцу деревни Гоцк мичману Павлу Ермаковичу, где была предана земле капсула с водой из Бискайского залива

На фото: в честь Павла Ермаковича в школе агрогородка Гоцк была открыта мемориальная доска

Фото Николая Краснова

Елена ЗАХАРОВА