Подводники

До недавнего времени я была убеждена в том, что самая сложная и опасная служба у летчиков. И готова была спорить до хрипоты со всяким, кто пытался меня в этом переубедить.

Однако недели две назад — во время посещения российской морской базы Кронштадт — довелось побывать на борту подводной лодки «Дмитров». Ее спустили на воду 25 лет назад — во времена, когда над Балтийским флотом шефствовал белорусский комсомол… Более подробно о ней можно прочитать в материале подполковника Игоря Кандраля.

«Мама дорогая, как же здесь люди служат…» — это была первая мысль, пришедшая в мою голову, когда я спустилась по длинной многометровой железной лестнице шлюзовой камеры.

Справа, слева, сверху, из углов и закоулочков — повсюду на меня напирали мудрено сплетенные между собой трубы, краны, ручки, приборы… Протиснуться между этим сложным нагромождением с непривычки было непросто. Я то и дело сталкивалась с такими же очумевшими от шока коллегами. Мы постоянно наклонялись, приседали, пригибались — и все равно натыкались лбами на непонятно откуда вынырнувшие загогулины.

Прошу простить за дамскую фривольность в определении предметов, так ловко подкарауливавших наши беззащитные головы. Запомнить название опутавших нас труб, кранов, люков, приборов, винтов, защелок, вентилей и перегородок не представлялось возможным. То был неподвластный нашему гуманитарному сознанию металлический системно организованный хаос…

Шок плавно перерастал в ужас по мере осознания того, что во всей этой утробе корабля, наполненной нескончаемыми трубными лабиринтами, человеку для работы остаются какие-то жалкие закоулочки площадью не более одного квадратного метра, если не менее того. И в этом задавленном со всех сторон нагромождением металла пространстве люди находятся по нескольку месяцев. Месяцев!..

Только оказавшись внутри субмарины, я смогла понять, прочувствовать, ощутить то, о чем раньше говорила походя. И писала через запятую, как о само собой разумеющемся. Мол, есть такая проблема. Мало на подводной лодке места, факт… Но что его НАСТОЛЬКО мало, понимаешь только там, внутри. И оттого пробивает холодный пот и продирает дрожь.

Я никогда не страдала от клаустрофобии. И для подготовки материала вполне могла бы пройти на этой субмарине некоторое расстояние. Дней пять — семь, не больше. Но присягнувшие морям-океанам люди же находятся в дальних походах месяцами… Из года в год. Практически всю свою сознательную жизнь…

Чем дольше мы ходили по узким переходам, чем чаще ударялись головами, спотыкались и натыкались на нечто непонятное, загадочное и таинственно изогнутое, тем четче и явственнее мы осознавали свое счастье. Мы здесь только гости, мы здесь только гости… Тем отчетливее мы проникались глубоким уважением к людям, выбравшим для себя эту суровую нелегкую судьбу, судьбу подводника. Отныне они (и только они) в моем сознании окончательно и бесповоротно возглавили список самых трудных и опасных профессий.

На подводной лодке служить могут лишь особые люди. Сильные духом. Чистые душой. Беззаветно любящие море, Родину и свое дело.

…Сегодня и завтра Смоленск и Витебск будут чествовать этих отважных моряков. Именно в этих городах пройдут торжества, посвященные памяти героев‑подводников, родившихся на Смоленщине и Витебщине. Это мероприятия в рамках акции «Родина морских героев», стартовавшей не так давно на берегах Невы, в северной столице России.

Сегодня, 17 марта, торжества пройдут в Смоленске. Сюда приехали белорусские ветераны ВМФ СССР, чтобы вручить смоленским побратимам памятный знак «Морское братство нерушимо!». Знак, имя которому дал совместный российско-белорусский общественно-патриотический проект, инициированный россиянами — ветеранами военно-морского флота. Конечной целью этого проекта является установка в одном из парков белорусской столицы памятника «Морякам земли белорусской от благодарной России».

А завтра торжества переместятся на белорусскую землю, в Витебск. Впервые День подводника будет отмечаться в нашей стране 18 марта с таким размахом. Приехавшие из России ветераны военно-морского флота вручат представителям местной администрации мемориальные доски в честь белорусских моряков‑подводников Героев Советского Союза капитана 1 ранга Самуила Богорада и контр-адмирала Егора Томко. Они были рождены под голубым небом Витебщины.

Командир ПЛ Щ-310 Самуил Нахманович Богорад был удостоен высочайшей награды — Золотой Звезды Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны. Под его командованием подлодка совершила три боевых похода, записав на свой боевой счет восемь потопленных фашистских кораблей и судов. Самуил Богорад обладал всеми качествами настоящего подводника: терпением, умом, отвагой. Еще, по мнению экипажа, он был очень удачливый человек. А удача для моряка вещь далеко не последняя. Ведь вернуться к родным берегам, выполнив боевое задание, удавалось не всем подводникам…

Егору Андреевичу Томко звание Героя Советского Союза присвоено за мужество, проявленное при спасении экипажа из попавшей в аварию атомной подлодки. Как вспоминают, те, кто служил с этим отважным человеком, он был настоящий моряк. Большой воли человек.

— Все, кто пережил ту страшную аварию, списались после нее на берег. А Егор Андреевич, получив большую дозу облучения, продолжил служить в подводном флоте, — вспоминал о своем товарище и командире капитан 1 ранга в отставке Владимир Ворошнин. — Вне его своей жизни он не представлял.

Акция «Родина морских героев» собрала много гостей. Семь адмиралов — такого количества флотоводцев в одном месте в одно время на белорусской земле я не припомню.

Один из них — Герой России контр-адмирал в отставке Владимир Дронов. Владимир Николаевич родился на Витебщине в семье военнослужащего. Сначала служил на дизельных подводных лодках. А в 70‑е годы сбылась заветная мечта морского офицера — его перевели на атомную подводную лодку 656‑го проекта.

После окончания Военно-морской академии Владимир Дронов командовал соединением глубоководных атомных подводных лодок. Звание Героя России и Золотую Звезду заслужил за испытание новой военно-морской техники в условиях, сопряженных с риском для жизни. О подробностях этих самых условий до сих пор говорить нельзя. И Владимир Николаевич отвечал на все досужие журналистские расспросы кратко и четко:

— Мы испытывали технику для работы на больших глубинах. На тот момент она была лучшей в мире, опередив на шаг американские аналоги.

В эти дни бывалые моряки охотно вспоминают о своей трудной, но интересной, а потому и незабываемой службе. О походах и испытаниях, которые доводилось в них преодолевать. О кораблях и торпедных атаках. О необыкновенном, незабываемом вкусе хлеба, выпекаемого на подводных лодках. О своих товарищах, о тех, кого уже с ними нет…

— Помню, ходили мы на Кубу, — поделился Владимир Николаевич Ворошнин. — То был трудный, но интересный поход. В нем участвовала целая армада: наша атомная подводная лодка, большой противолодочный корабль, сторожевой корабль и танкер. Сложность заключалась в том, что наша лодка должна была все время находиться строго под противолодочным кораблем — чтобы на локаторах мы с ним были единым целым и находившийся неподалеку американский сторожевой корабль не смог обнаружить наше присутствие. В лодке было очень жарко. Системы кондиционирования не справлялись с охлаждением воздуха. В довершение ко всему сломались морозильники, в которых хранился запас мяса. Пришлось смывать с него плесень и есть. А куда денешься?! Не выбросишь же за борт четыре туши говядины…

Всех приехавших в эти дни на торжества, посвященные празднованию Дня подводника, объединяет общая память. Соленая, скрепленная километровой толщей воды, смыкавшейся над ними.

Глядя на этих отважных моряков, начинаешь проникаться их верой и духом. И кажется даже, что в эти дни над Смоленском и Витебском дуют соленые морские ветра… Ветра, прилетевшие с бескрайних водных просторов, в глубинах которых служили эти необыкновенные люди. Находясь рядом с ними, начинаешь соглашаться с тем, что Беларусь действительно является морской державой. Только, как правильно подметил один английский адмирал в беседе с капитаном 1 ранга в отставке Владимиром Ворошниным, «с очень протяженной береговой границей».

Общественно-патриотический проект «Морское братство нерушимо!» набирает обороты. Ныне в Беларуси проживают более 200 тысяч человек, которые проходили службу в Военно-морском флоте Советского Союза. Наши земляки и сейчас продолжают нести боевую вахту на кораблях Военно-морского флота России.

 

Братство наших моряков — историческая закономерность. И благодаря таким встречам этот побратимский морской узел становится все крепче, усиливая единение и мощь наших государств.

Лариса Кучерова, kucherova@vayar.sml.by © Фото Андрея Артюховского