Михаил Позняк: всем сердцем привязан к флоту

снимок 036

Впервые Михаил Позняк увидел море 15-летним школьником. Тогда они, ученики старших классов Озаричской средней школы, поехали на экскурсию в Одессу. А на другом конце страны, в Калининграде, со стапелей Прибалтийского станкостроительного завода «Янтарь» как раз в тот момент уже был спущен на воду и готовился вступить в строй сторожевой корабль «Горделивый», который после последующего межфлотского перехода вокруг Африки из Балтийска во Владивосток был включен в состав Краснознаменного Тихоокеанского флота.
А Михаил тем временем мечтал поступить в Рязанское высшее военное десантное училище. Но, похоже, его будущее уже было предопределено, и ему суждена была иная стихия – водная. Не добрав несколько баллов, Позняк тогда вернулся домой. А в мае 1981 года был призван на срочную службу в армию.
Команда 70 А, в которую попал Михаил, отправлялась в Ленинград. Там, в форте Красная горка, он и получил предложение поступать в Кронштадтскую школу техников ВМФ. Долго не раздумывая, согласился. Как-никак, а мечтал именно об армейской службе. И то, что была это не воздушная пехота, а флот, для него особого значения не имело. Это потом он всем сердцем привяжется к флоту, срастется с ним настолько, что не будет представлять своей жизни без того, чтобы не слышать постоянного рокота корабельных механизмов и не видеть невероятной высоты океанские волны.
В школе техников Михаил выбрал специальность механика. Два года учебы и практики на Балтике и Северном флоте, присвоение звания мичмана и выбор места службы. Позняк выбрал Владивосток, Краснознаменный Тихоокеанский флот. В должности старшины команды машинистов трюмных он и попал на сторожевой корабль «Горделивый», который через два дня на пять месяцев ушел в поход в Индийский океан.
Мощный корабль водоизмещением свыше трех тысяч тонн имел более 122 метров в длину и 14 метров в ширину. Мощность четырех газотурбинных установок составляла 26 тысяч лошадиных сил и позволяла развивать скорость полного хода 32 узла, дальность плавания корабля – 4600 миль. Иными словами, без дозаправки и пополнения продовольствия корабль мог находиться в плавании полтора месяца.

Михаил ПОЗНЯК (в центре) в составе 38-й морской бригады

Михаил ПОЗНЯК (в центре) в составе 38-й морской бригады

Грозную боевую мощь «Горделивого» составляли ракетный комплекс «Метель», пусковые установки зенитно-ракетных комплексов «Оса-М», реактивно-глубинные бомбы, а также иное вооружение.
Экипаж корабля – более 150 человек. В подчинении Михаила Позняка было 18 человек, которые обеспечивали работоспособность всех механических систем корабля от носовой части до кормы. Это и обеспечение топливом двигателей и пресной водой, исправность вентиляции и рулевого управления и многое другое. Кстати, пресную воду готовили на корабле сами, пропуская морскую воду через испарители.
Конечно, не все члены экипажа знали об истинном назначении очередного морского похода. Непосредственную боевую задачу знали разве что только отцы-командиры. «Горделивый» не раз сопровождал морские караваны и отдельные суда, но мог выполнять самостоятельные боевые задачи по разведке и уничтожению подводных лодок. Правда, за время службы Михаила таких случаев не было. А вот плотное сопровождение авиацией и кораблями потенциального противника было постоянным.
В первом походе экипаж пробыл более четырех месяцев. Но уже в октябре 1984 года «Горделивый» вышел в свой очередной боевой поход – на этот раз более чем на девять месяцев. Человеку сухопутному, далекому от морей и океанов, наверняка будет трудно представить себе, что это такое – почти год провести на бескрайних водных просторах. Между тем Михаил рассказывает о своей флотской службе с неподдельным восторгом.
— Океан есть океан, это впечатление никакими словами невозможно передать и описать, – говорит он. – Каждый человек привычно ходит по суше и даже не задумывается, сколько там у него под ногами земной тверди, – два-три или десятки километров. Вот так и мы, когда уходили в плавание, не думали, что под нами три-четыре, а то и восемь-десять километров глубина, что Тихий океан раскинулся почти на 20 тысяч километров с севера на юг и на 15 тысяч километров с востока на запад. Просто привыкаешь и делаешь свою работу, несешь службу.
Впрочем, привыкание – привыканием, но когда начинался шторм, не всякий, даже самый выносливый, морской волк мог спокойно перенести качку. По словам Михаила, в шторм корабль полностью задраивали. Кто-то из моряков спускался в трюм, на самое дно лодки, и там пережидал стихию, у кого-то в этот момент просыпался зверский аппетит, казалось, человек никак не может насытиться.
А стихия за кормой бушевала нешуточная.

снимок 018
— Представьте себе морскую волну, которая поднимается на высоту пяти-семи, а то и девятиэтажного дома, – Михаил Леонидович пытается описать то, что неоднократно видел и испытал сам, чтобы передать истинное впечатление от шторма. – Это огромная водная гора, которая вдруг стремительно вырастает перед кораблем, а потом так же резко опускается. А вслед за ней тут же поднимается следующая гора. Грохот волн в это время такой, что если бы мы стояли на палубе вплотную друг к другу и кричали, все равно не услышали бы. За многолетнюю службу на флоте мне довелось видеть шторма и в пять, и в семь и даже в девять баллов.
За свою службу Михаил Позняк в составе экипажа «Горделивого» не менее пяти раз обогнул земной шар. В какие только широты не заводили его морские пути-дороги. Он побывал в разных странах на различных континентах. Индия, Мозамбик, Эфиопия, Сейшельские острова, Вьетнам… Азия, Африка, Америка… Михаил признается, что в море порой проводил больше времени, чем на суше. К примеру, в 1986-м, памятном аварией на ЧАЭС, лишь 1 месяц и 10 дней он был дома, а все остальное время провел в плавании.
Перестройка и развал единой большой страны от Камчатки до Бреста принесли много вреда флоту. В этом Михаил просто убежден. Его убеждение основано на конкретных фактах, которые никак нельзя назвать рачительной заботой о флоте и обороноспособности страны. Тогда много первоклассных боеспособных кораблей бездумно списали, демонтировали и отправили на металлолом.
Такая же участь постигла и сторожевой корабль «Горделивый», на котором служил Позняк. В июле 1994 года он был исключен из состава ВМФ, сдан для разоружения, демонтажа и реализации, а в октябре продан на металлолом одной из южно-корейских фирм.
Правда, к тому времени старший мичман Михаил Позняк уже не служил на «Горделивом», его перевели в 38-ю морскую бригаду особого назначения. И снова были морские походы с заходами на Цейлон и в КНДР. Боевая задача все та же – обеспечение безопасного судоходства, а также военная разведка. Последнюю задачу они выполняли и у атолла Кваджалейн, где расположены принадлежащие США военно-воздушная и военно-морская базы, ракетный полигон и космодром.
Вполне вероятно, что в морской биографии нашего земляка были бы и иные морские походы и боевые задачи, если бы в 2003 году он не получил на службе тяжелую травму. За ней последовало продолжительное лечение и… списание на берег. Прошло уже более десяти лет, как Михаил Позняк стал сухопутным, но по-прежнему грезит океаном, безбрежной и безудержной водной стихией, которая навсегда завладела его душой и сердцем. Странное дело для человека, который родился и вырос на полесской земле, в поселке Озаричи, где и рядом нет более-менее приличного водоема. Да и в роду не было никого, связанного с флотом. Отец, Леонид Алексеевич, шоферил в совхозе, потом работал в местном лесничестве, мама, Софья Михайловна, продавцом в магазине.
По стопам отца не пошел и сын Алексей, которому в день нашей встречи с Михаилом как раз исполнилось 28 лет. Он остался жить во Владивостоке. Там же осталась и первая жена, родом из Крюковичей. В Озаричи Михаил вернулся в родительский дом, который потихоньку ремонтирует и обустраивает. Нынешнюю жену Ольгу он привез с Дальнего Востока. У них подрастает дочь Ульяна, которая в этом году пойдет уже во второй класс. Одним словом, жизнь продолжается, и в ней не изменишь и не выкинешь ни строчки, ни слова.
Александр Веко.